Пострадавшая от подростка учительница: «Нельзя врать о том, что происходит в школах!»

Учительница информатики Людмила Калмыкова, на которую напал девятиклассник Миша П. 5 сентября прошлого года, дала «Электронной Ивантеевке» эксклюзивное интервью


Стоп-кадр программы "На самом деле"

Мать троих детей, младшему из которых всего три года, чудом выжила после нападения подростка. Учительница перенесла ряд операций и до сих пор восстанавливает здоровье, и, что сложнее, душевное равновесие. Людмила твердо решила, что не вернется больше в школу никогда. Жизнь и здоровье дороже.

«Учителя не подписывались рисковать жизнью!»

- Вы сказали, что отработали учителем 10 лет. Что привело к выбору профессии?

-У меня были отличные учителя. Особенно учитель математики и мой классный руководитель Ромашко Валентина Диграновна. Глядя на нее я и стала учителем.

Наша работа - такая же, как и любая другая. В ней есть что-то хорошее, а есть и неприятные моменты, есть и непредсказуемые. Когда работники, скажем, силовых структур, рискуют жизнью, они делают это осознанно. В этом часть их работы, они знают, на что шли. Но когда это приходится делать учителям, это неправильно.

Миша - кто он? Преступник, жертва, глупый ребенок? Каковы причины его поведения, по Вашему мнению?

-Наверно, все сразу. Он достаточно взрослый, чтобы не понимать, что насилие недопустимо. Но он недостаточно взрослый, чтобы справиться со своими проблемами самому. Школу часто обвиняют, что она сняла с себя воспитательные функции. Но и родители зачастую, прикрываясь работой, не обращают внимания на детские проблемы. В любом случае, решать, кто прав и кто виноват, может только следствие и суд. Также и с причинами поведения, узнаем на суде.

Когда власти врут и придумывают – добра не ждите

- Как Вы справились с оглаской этого инцидента? Вам писали, звонили, провоцировали…

-С одной стороны, в погоне за жареным, некоторые недобросовестные журналисты и медперсонал позволяли себе лишнее. Интервью, которое я якобы дала по телефону программе "Прямой эфир" - это часть моего разговора с врачами. Кто его записал, не знаю. Надеюсь, человек с умом потратил свои 30 сребреников. Кроме того, журналисты преследовали мою семью и семью Миши. Лезть в чужую жизнь, особенно к детям, ради чего? Показать детей в слезах на всю страну? Или человека окровавленного? Рейтинги поднять? У всего должны быть границы. Очень жаль, что не все журналисты это понимают. Хотя есть и те, для кого этика важнее. Как, например, Михаил Степанович (Рыжакин, директор ивантеевского ТВ – прим.ред.). Я видела, что он меня фотографировал в день нападения. Но фотографий не опубликовал. За что ему большое человеческое спасибо.

С другой стороны, огласка помогла. В ЦГБ хорошие хирурги, они сделали все на «отлично». Но для одной из операций нужно было оборудование, которого у нас просто нет, но есть в МОНИКИ. Думаю, с ребятами та же ситуация.

И, вообще, нельзя замалчивать подобные случаи. Кто-то говорит, что это ведет к появлению подражателей. Так все зависит от того, как преподнести. Если героизировать, винить кого угодно, но не нападавших, то возможны последователи. Если говорить, что не произошло ничего страшного, выдумывать несуществующий конфликт с учителем, говорить, что загорелось само и никто не стрелял, рассказывать, как десятилетние дети бросились разнимать драку между 16-ти летними подростками, это тоже приведет к появлению последователей. Потому что подобные заявления, по сути, оправдывают поступок и обещают безнаказанность или более мягкое наказание, чем нападавший заслуживает. Врать нельзя. Укрывать такие поступки нельзя. Их становится все больше. Общество должно осознать, что произошла какая-то системная ошибка. И что только обещаниями поставить металлодетекторы эту ошибку не решить. Тем более что обещания быстро забываются. До следующего случая, ставшего публичным.

«Мы сами стали злее и агрессивнее»

Вы говорите, что нападение на Вас - случайность. То есть, парню было вообще все равно, главное - действие?

-Я не знаю, что было в его голове. Следствие разберется.

- Ваши дальнейшие планы?

-Жить.

Как Вы считаете, есть ли какие-то механизмы сдерживания подростковой агрессии?

-Начать надо с себя. Со взрослых. Мы сами стали злее и агрессивнее. И безразличнее. Дети просто берут с нас пример.

-Резня в Перми и Ивантеевке - они похожи. Что с ребятами происходит? Вы с ними работали, все равно видели глаза, лица, слышали, что они говорят... Они совсем другие? Злые и жестокие? Или это отдельные проблемные подростки?

- Дети разные. Есть спокойные, есть тихони, есть шаловливые, а есть злые, которым доставляет радость сделать гадость. Собственно, все, как у взрослых. Только многие взрослые научились прятать свою сущность. Показывать обществу подобающее лицо. Дети этого еще не могут.

Больны не дети. Больно общество. Телевидение сегодня - сплошная кровь, мрак и безысходность. И в интернете этого полно. Дети - всего лишь отражение взрослых.

Есть ли вина руководства школы, как Вы считаете?

-Решит следствие.

Когда Вы помогали детям и спасали им жизнь, сдерживая Мишу, что Вами двигало? Страх, аффект, долг? Что Вы чувствовали?

-Я нужные книги в детстве читала, наверное...

Если Вы хотите кому-то сказать спасибо, то можно это сделать сейчас.

- Мои коллеги меня поддержали. За что им большое спасибо. Для меня это было важно. Особенно хочу поблагодарить Ларису Михайловну, а также Ларису Викторовну, Елену Викторовну, Марину Геннадьевну, Ольгу Юрьевну и Людмилу Владимировну за помощь и поддержку, которую они оказали мне и моим детям.

Рубрики:

Комментарии

© 2011-2018 "Электронная Ивантеевка".Все права защищены
Учредитель - Антонов В.М. Главный редактор - Аксенова М.С.Электронный адрес редакции: e-iv2016@mail.ru. Тел.89168454777. Настоящий ресурс может содержать материалы 12+

Сайт "Электронная Ивантеевка". Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-51764, выдано Роскомнадзором. При любом использовании текстовых материалов сайта ссылка на источник обязательна. Правовая информация.

Редакция
e-iv2016@mail.ru 

Создано на Drupal